Выставка «Салон каминов – 2017»
барбекю русские печи банные печи
камины печи декоративные камины фасадная керамика

Ценность печи в Ореховой огромна, так как на ней сохранились ранние петербургские живописные изразцы.
В XVII веке рисунок на печных рельефных изразцах переходил с одного изразца на другой, благодаря чему печь обретала так называемую «ковровую» орнаментацию.
На петербургских изразцах первой четверти XVIII века роспись на каждом изразце заключена в восьмиугольную раму и может восприниматься как самостоятельное изображение.
В единое целое изразцы объединяет орнамент, который создается рамками и угловым рисунком четырех смыкающихся друг с другом живописных изразцов. Орнамент этот строг: прямые и округлые линии образуют сетку, которая в местах пересечения подчеркнута живописной розеткой или розаном.
Принцип украшения печи изразцами тот же, что лежит в основе облицовки стен и потолков голландскими плитками,
имеющими угловые рисунки в виде гвоздик, пчелок, цветочков, стилизованных паучков.
Поверхность печи с ее единой бело-синей гаммой разбивается по горизонтали так называемыми «валиками», «уступами» на ярусы и «зеркала» в соответствии с общей конструкцией.
Печные изразцы расписывались так же, как и голландские облицовочные плитки: по белому фону кобальтовыми красками.
Но русские изразцы отличались от голландских формой,
размером, наличием румпы и составом глины.
Известно, что производство поливных рельефных изразцов в России имело богатые традиции, оно переживало недавний расцвет во второй половине XVII века,
когда мастер «израземного дела» ценился наравне с иконописцем.

По требованию Петра I, в интерьеры дворцов первой четверти XVIII века вводились именно живописные изразцы.
Основание нового дела происходило с большими трудностями. В строящемся Петербурге не хватало не только материала, глазури, красок, но и мастеров, владевших искусством живописи по керамике. Из Голландии, Германии, Прибалтики приглашались керамисты, умеющие делать «обрасцы и кафли»
с обязательством обучать этому делу русских мастеров.
Совместно они исполнили десятки тысяч живописных изразцов для печей в зимних и летних дворцах Петра I и русских вельмож.
Архивные документы по дому А.Д.Меншикова позволяют назвать имена некоторых мастеров, создававших изразцовый декор в его дворце. Это «кафельник» Василий Яковлев, биографические данные которого сохранили архивы. Будучи солдатом Бутырского полка, он совершил побег и был сослан на каторгу в Петербург. В 1707 году был освобожден и переведен на казенные кирпичные заводы близ Петербурга. Там его нашел в 1713 году У.А.Синявин, комиссар Канцелярии от строений в Петербурге. Он определил Василия Яковлева «для смотрения приморской дачи». В 1719 году Меншиков купил дачу вместе с кафельником, который стал работать «для нужд княжеского двора». Работал во дворце и кафельного дела мастер Назар Емельянов из Копорья. В расходных книгах по дому несколько раз встречается имя «гданского мастера» Михаля Вельца, который сделал живописных «обрасцов» на одиннадцать печей. Изразцы расписывали и обжигали в гончарных мастерских Петербурга, Стрельны, на Ямбургских заводах Меншикова, возможно, в Копорье.
Печь в Ореховом кабинете декорирована в основном изразцами с архитектурными пейзажами, но встречаются изразцы с очень выразительными изображениями человека, зверей, птиц и растений. На восточной стороне печи находится большая группа замечательных изразцов с обобщенным изображением различных растительных форм. Некоторые из них напоминают листы папоротника, другие по силуэту похожи на елочку, а большое красочное пятно на тонком извивающемся стебле подобно распустившемуся бутону мака. В этих композициях есть очарование детских рисунков.

Изразцовая печь в предспальне покрыта изразцами с изображением букета роз, украшенного бантом из лент; букет заключен в очень простую рамку, не привлекающую внимания. Изображение цветов одновременно декоративно и реалистически достоверно. Роспись «кокетливого» букета равномерно заполняет поверхность зеркала печи.
Совершенство исполнения росписи кобальтом говорит
о высоком уровне мастерства русских художников-керамистов середины XVIII века в Петербурге.
Подобный сюжет на изразцах становится в это время излюбленным, букеты изображали в вазах, корзинах. Они появились в стенах дворца в тот период, когда в здании разместился Кадетский корпус; многие печи тогда чинили, но иногда ставили и новые.
В 1740 году архитектор Джузеппе Трезини подписал «опись работам, что надлежить сделать при Кадетском доме», где среди прочего он считает необходимым изготовить «образцов живописных на пять печей». В середине XVIII века здание уже не было собственностью вельможи, и появление подобного скромного декоративного сюжета вполне оправдано. Вероятно, для того чтобы не нарушить стиль фаянсового декора петровского времени, архитектор заказал изразцы, расписанные кобальтом.

Свой декор спальня получила осенью 1717 года. Работы во дворце велись день и ночь. Ими руководил управитель дома Иван Борисов. В начале октября выяснилось, что для окончания отделки не хватает плиток. Канцелярия от строений срочно отпустила на счет Меншикова два ящика нужного материала. Интересно, что когда Меншиков уже отправился в Кронштадт встречать Петра I, Борисов докладывал гофмаршалу Ф.А.Соловьеву: «Печь в спальне его светлости палате складена и вычещена, панели заготовлены и расставлены», за исключением одной, которую «столяры делают с великим поспешанием и хотя денно и ношно работают однако говорят, что еще того им дела будет дней на пять». Документы воспроизводят обстановку работы и указывают на важный элемент первоначальной отделки спальни - деревянные панели, не сохранившиеся до нашего времени.

На печах дворца сохранились уникальные изразцы с изображением горящих сердец. Этот сюжет, исполненный в разных манерах и разными мастерами, повторяется неоднократно.
Интересную композицию создает художник, заключая сердце в побеги упруго закрученных листьев, которые как бы выталкивают созревший внутри плод - горящее сердце. Эта роспись, выполненная штриховкой и спиралевидной линией, создает блестящий декоративный эффект. Завершает эту серию изразец верхнего ряда печи «кабинета из прихожей» с изображением сердца, которое взмахом крыльев поднимается к княжеской короне.
Мотив сердца на печных изразцах в доме Меншикова не случаен. Он связан с гербом князя, который пожаловал ему Петр I в 1707 году. В центре герба на груди двуглавого орла помещено красное коронованное сердце, справа, над решетчатым шлемом находится еще одно сердце, увенчанное короной. Видимо, по обоюдному согласию Петра и Меньшикова эта эмблема стала главной в гербе и единственной в русском гербовнике. Эта эмблема, вероятно, выражала отношения царя с Меншиковым, сложившиеся у них в юности; в молодости Петр называл Меншикова «Herzenkind» - «дитя сердца». Одно из писем Меньшикова Петру I подписано: «От всего моего верного сердца». Так что эта эмблема могла означать душевное горение князя, его преданность идеям Петра и государству.
Известно, что Меншиков стремился подчеркнуть свое княжеское достоинство, значение в государстве различным образом, украшая, например, фасады своих дворцов и интерьеры многочисленными княжескими коронами. Символическое коронованное сердце появляется на гравированном портрете Меншикова, изображающем его в битве при Калише, уже в 1707 году. Аллегорическое изображение сердца - горящего, коронованного, летящего к короне, -в росписи играло ту же роль, что и элементы ордена Андрея Первозванного в лепном декоре потолка спальни Меншикова, аллегории плодородия и правосудия в лепных медальонах потолка прихожей. Все напоминало о заслугах хозяина и прославляло его. С этим же символом горящего сердца под девизом «Верность» представлен Меншиков и на заглавном листе книги «Ляврея или венец безсмертныя славы».

Печь, облицованная бело-синими расписными изразцами, по общей цветовой гамме сливается с фаянсовым интерьером. Темы и сюжеты на печных петербургских изразцах столь же разнообразны, как и на голландских плитках.
Благодаря счастливым обстоятельствам на этой печи в большем количестве, чем на других, сохранились изразцы, расписанные рукой одного талантливого мастера. Темы росписей отвечают общей пропагандистской и просветительской направленности искусства петровского времени. Именно на этой печи собрано большое число изразцов с изображением человеческих фигурок. Различные элементы изображений, атрибуты - веточки неизвестных растений, пальмовые ветви, различные плоды и цветы - несли смысловую нагрузку, олицетворяя нравственные понятия, например, чистоту, мужество, целомудрие.
При составлении «зеркала» главных поверхностей печи фигуры со сходными позами и движениями помещались в одном горизонтальном ряду, подчиняясь общему композиционному ритму своего ряда. Хотя время нарушило композиционный строй в рядах «зеркал», однако и сейчас хорошо «читаются» основные сюжеты и задуманная структура ритма. Благодаря повторяемости поз и жестов различных фигур, ритма, штриховки создается определенный декоративный эффект. Аналогичны и изразцы с русалками, напоминающими своими жестами и атрибутами фигурки изображенных людей. Кроме того, на печи сохранилось много изразцов с птицами, внешне далекими от реальных прообразов и обладающими символическим значением. К птице, расправившей крылья, можно отнести надпись из книги «Символы и Эмблемата»: «Не всегда летаю, когда хочу». Одна из птиц превращена художником в фантастическую птицу Сирин, увенчанную короной. Этот образ часто использовался в прикладном искусстве, символизируя носителей высшей власти. Такие печи для современников, безусловно, представляли большой интерес, они легко ими «читались».
Архивные материалы позволяют предположить существование дополнительного декора печи - гвоздей с золочеными шляпками в местах соединений четырех изразцов, создававших орнаментальную сетку, как это было на потолках плитковых покоев.

Расписные изразцы с изображением человека на печах Меншиковского дворца особенно занимательны. Образы людей олицетворяют благородство, чистоту, смелость... Многократно повторяя несколько типов мужских и женских фигур, художник разнообразит их позами и атрибутами, которые символизируют те или иные человеческие качества и стороны характера. Пальмовая ветвь в руках женщины олицетворяет чистоту и мир, молодые побеги в руках юноши могут означать любовь к отечеству, палочку в руках мужчины в треугольной шляпе можно воспринимать как оружие в руках воина. Как правило, фигуры даны в движении или сложных ракурсах, с жестами, привлекающими внимание.
На одном из изразцов, словно иллюстрируя сказку,
художник создает очень живую сцену: юноша преследует зайца, весело оборачивающегося к охотнику.
Зайца всегда изображали убегающим. Вполне уместна здесь надпись из книги «Символы и Эмблемата»: «В бегании смел».
Мастерство и почерк художников различны. Наряду с сочной живописной манерой, в которой выполнена сцена с зайцем, присутствует в изразцах и другая, более сухая, графическая.
Высоким мастерством отличаются росписи, сделанные штриховкой. Живописец виртуозно заштриховывает костюм, кустики, цветы, камни, повторяет контуры пальмовой ветви в костюмах своих героев.
На живописный стиль влияют также свойства материала и технология его обработки -
так, после обжига линии делаются более мягкими.

Собака многократно изображалась на голландских плитках и печных изразцах дворца, изображалась всегда в движении, бегущей, агрессивной. В соответствии с книгой «Символы и Эмблемата» она олицетворяла прежде всего жизненную мудрость - «не ищи того, кто тебя не ищет»; собака около дерева означала «не прикасайся ко мне», собака на цепи - «пойманный тать не украдет более».
Можно отметить тонкую наблюдательность в передаче реальных особенностей животного на печных изразцах. Такие изразцы украшают печи не только «кабинета из прихожей», но и «Варвариного покоя».

Тема «птицы» занимает особое место на печных изразцах во дворце. Величавые, в пышном оперении шествуют петухи, важные фазаны, гордо движется страус, сорока сидит на перилах мостика.
Многие поколения русских «изразечников» в ХVI-ХII веках изображали птиц. Среди излюбленных мотивов XVII века - птицы в ярких оперениях, клюющие виноград или сидящие на ветках, фантастическая птица из русских сказок - Сирин.
В «Варварином покое» эта птица показана с короной на голове, с расправленными крыльями, словно собирающейся взлететь.
На одной стороне углового изразца есть прекрасное изображение страуса, которому в книге «Символы и Эмблемата» соответствует надпись: «Не летаю, но преодолеваю вся звери», а к двум птицам, склонившимся к друг другу, можно отнести другие слова: «Верность соединяет нас». Эти птицы принадлежат к многочисленной группе птиц, в облике которых по воле художника соединились черты цапли, аиста, журавля, куриных. Внешне они мало отличаются друг от друга, но характерные детали в передаче движений придают им различную эмоциональную выразительность.
При всем разнообразии сюжетов на печных изразцах
практически на каждом из них есть элементы растительного мира - деревья, ветви, цветы.
Но иногда они становились главным сюжетом росписи.
Так, на нескольких печах сохранились изразцы с изображениями тюльпанов, подсолнечников и других цветов, бывших в течение всего XVII века любимым мотивом живописи, резьбы, росписи по эмали, вышивок и керамики.
Символический смысл этих мотивов можно определить по книге «Символы и Эмблемата». Например, к одному из изображений тюльпана на гравюре в книге имеется надпись: «Без цвету своего ничто же бы был, или кроме цвету ничтоже». К подсолнечнику, который и в названии связывали с солнцем, относятся надписи: «Токмо единому солнцу», «Аз не ищу плохих вещей», «Ожидаю солнца моего» и т.д. На печных изразцах символических надписей нет. Но, вероятно, каждый сюжет имел смысловую нагрузку, которая была понятна современникам.
Каждый изразец воспринимается как самостоятельное художественное произведение, заключенное в рамку.

Изразцовая печь в "кабинете из прихожей".
перейти в раздел "Музей"
 Печные изразцы с изображением цветов.
 Печной изразец с изображением тюльпана.
 Печной изразец с изображением подсолнечника.
Печной изразец с изображением страуса.
 Изразец с изображением двух птиц.
 Печной изразец с птицей Сирин.
 Печной изразец: юноша преследует зайца.
Печной изразец с изображением человека.
Печные изразцы с изображением человека.
 Печной изразец с изображением русалки.
Северо-западная часть. Изразцовая печь.
 Печной изразец  с изображением собаки.
Печной изразец с изображением короны и сердца.
 Печные изразцы с изображением сердец.
 Печной изразец с изображением сердца.
Печной изразец с букетом роз.
 Изразцы для печи в предспальне.
Дворец Меншикова. Изразцовая печь в предспальне.
Изразцы печи в Ореховой комнате. Серия «Архитектурный пейзаж».
Ореховая комната. Печные изразцы серии "Архитектурный пейзаж".
 Изразцовая печь в Ореховой комнате.
Печи дворца несколько раз перекладывались,
и форма и их вид менялись.
Первоначально на одну печь уходило
350 расписных изразцов,
а в настоящее время их насчитывается около 250.

Изразцы
дворца Меншикова.

о нас заказ галерея продукция контакты
Главная страница сайта
О нас
Контакты
Где купить
Цены
Камины КимрПечь
       Медальон
       Кострома
       Прованс
       Сконе
       Модерн
       Билибин
       Гефест
       Истра
       декор трубы
Галерея "2016"
Галерея "2015"
Галерея "2014"
Галерея "2013"
Галерея "2012"
Галерея 1
Галерея 2
Галерея 3
Галерея 4
Заказ
       эскизы
Продукция
           "Кострома"
          "Прованс"
          "Московия"
          "Кострома"
          "Дельфт"
     палитры
Статьи
Музей
Словарь
Новости
Ответы на вопросы
Друзья и партнеры
Контакты
Карта сайта
 
© Екатерина Ходовец
Rambler's Top100 Rambler's Top100